Вы здесь

Главная » Об Институте

ОТДЕЛ ЭТНОГРАФИИ:

СТАНОВЛЕНИЕ И РАЗВИТИЕ

        История отдела этнографии Института истории, археологии и этнографии им. А. Дониша Академии наук Республики Таджикистан неразрывно связана с развитием этнографии как самостоятельной европейской науки и формированием ее фондов в стране в начале ХХв.[1] В таджикской средневековой научной литературе и классической поэзии (сочинения Бируни, Фирдоуси, Низами, Джами и др.) сохранилось немало свидетельств, зафиксировавших особенности быта, семейного уклада, традиций, этнических особенностей отдельных народов Востока. Не вызывает сомнения важность этих сочинений, представляющих передовую по тем временам научную мысль таджикского народа и в целом национальную историческую традицию, оказавшую существенное влияние на развитие других исследовательских школ мусульманского Востока. Однако только с присоединением Средней Азии к России во второй половине XIХв. в регионе начинает проводиться широкомасштабное и целенаправленное изучение края в соответствии с принципами современной науки по всем отраслям знаний, в том числе и этнографии. «События 1868 г. – писал академик В.В.Бартольд, – сделали Бухарское ханство вполне доступным для русских исследователей. Начиная с 70-х гг. XIXв., был совершен ряд поездок в восточную часть ханства, особенно в горные области по верховьям Амударьи, прилегающие к Памирской возвышенности».[2] Со временем границы исследований региона расширялись, а их институциональная база укреплялась соответственно процессу вхождения Средней Азии в орбиту российского, а затем советского влияния в ХХв. Одной из особенностей изучения Таджикистана советскими учеными стала «монополия» на ведение исследований в ГБАО,[3] благодаря чему именно в советской науке сложилась особая дисциплина «памироведение», в которой нашли отражение и определенные аспекты этнографии (труды М.С. Андреева, Е.М. Пещеревой, А.К. Писарчик, Н.А. Кислякова, Л.Ф.Моногаровой, И. Мухиддинова, З. Юсуфбековой).

        Первые исследования на территории Таджикистана в XIХ – начале ХХ в. проводились, в основном, военными, чиновниками, путешественниками, а также специалистами различных направлений науки (географии, зоологии, ботаники, др.). В это же время появились первые научные публикации по этнографии таджиков, принадлежащие перу А.А. Бобринского, И.И. Зарубина, А.А. Семенова, Н.Г. Маллицкого, П.Е. Кузнецова, М.С. Андреева и др., которых можно считать основоположниками этнологии в Таджикистане, а такие выдающиеся исследователи, как А.А. Семенов и М.Н. Андреевстали организаторами отдела этнографии Института истории, археологии и этнографии им. А. Дониша Академии наук Таджикистана.

        После Октябрьской революции в России исследователи приступили к составлению этнографической карты Туркестанской АССР (1918-1924гг.), в связи с чем был организован ряд изыскательских экспедиций в Ягноб, на Памир, в другие регионы республики. В первые десятилетия ХХв. из-за отсутствия местных научных кадров вся этнографическая работа велась приезжими учеными (М. Андреев, А.Семенов, А. Беленицкий и др.), работы которых впоследствии стали классическими, фундаментальными трудами по этнологии Таджикистана. В 1929-1930гг. были приглашены на работу в Таджикистан выпускники-иранисты Среднеазиатского Государственного Университета Р. Неменова, Б. Кицис, К. Благовещенская (Улуг-зода), С. Арзуманов, Н. Ершов.

        9 января 1925г. в Ташкенте состоялось учредительное собрание по организации «Общества для изучения Таджикистана и иранских народностей за его пределами», в состав которого вошли уполномоченный Наркома иностранных дел в Средней Азии А. А.Знаменский, географ Н.Л. Корженевский, геолог И. И. Бездека, этнограф М.С. Андреев, историк А.А. Семенов, а почетным его членом был избран академик В.В. Бартольд. Почетным председателем Общества стал руководитель Ревкома Таджикской АССР Нусратулло Максум Лутфуллаев, который оказывал всяческое содействие и поддержку развитию научной деятельности и экспедиционной работы в республике.

        Общество состояло из двух отделов: физико-географического и экономического, а также историко-филологического и этнографического. Совместно со Среднеазиатским комитетом охраны памятников старины и искусства эта организация проводила экспедиции в разных районах Таджикистана. Материалы, собранные этнографами в этот период, являются бесценными документами. Ныне они хранятся в этнографическом архиве Института в виде фотоколлекций, экспедиционных дневников, карт, топографических схем, рисунков, описаний. Часть из них опубликована, другая остается неизвестна специалистам. Среди них немало настоящих раритетов, например, стеклянные негативы, сделанные Михаилом Степановичем Андреевым во время экспедиции в Ягноб в 1927г., в составе которой были этнограф Елена Михайловна Пещерева и студентка Восточного факультета САГУ Н.В. Русинова.[4]

        Классикой мировой этнологии считается работа М.С. Андреева «Таджики долины Хуф (верховья Амударьи)»,[5] основанная на документах, собранных во время экспедиции Академии наук СССР (1929 г.). Многие материалы М.С. Андреева, такие как оригинальные записи-автографы, фотографии, рисунки, также находятся в собрании этнографического архива.

        Здесь также собраны отдельные документы экспедиций 30-40-х гг. ХХв. Так, в 1934г. историко-лингвистический сектор Таджикистанской Базы Академии наук СССР командировал Николая Андреевича Кислякова в долину Ванча (ГБАО) для исследования быта больших патриархальных семейных общин, а в 1940г. Е.М. Пещереву – в Сталинабад и Каратаг для изучения ремесленного производства. В 1943г. Институтом истории, языка и литературы Академии наук Таджикистана была организована большая экспедиция под руководством М.С. Андреева в верховья Пянджа, в которой участвовали А.К. Писарчик, Е.А. Мончадская,Т.В. Саглина. В этот период была собрана коллекция (орудия труда, изделия ремесел и промыслов), которая ныне хранится в музее этнографии Института истории, археологии и этнографии им. А.Дониша Академии наук Таджикистана и частично в Национальном музее им. Бехзода в Душанбе.

        В этнографическом архиве Института истории можно найти разрозненные материалы экспедиций по народной медицине, зафиксированные Николаем Николаевичем Ершовым в Гармской области в 1943г., а также Еленой Михайловной Пещеревой по женскому гончарству в Сари Шухон в 1945г., в Ховалинге и Пенджикенте – в 1947г.

        Первые же этнографические публикации в Советском Таджикистане появились в 1940г. в «Трудах Таджикистанской Базы АН СССР». Тогда же по постановлению Совнаркома СССР Таджикская база АН СССР была реорганизована в филиал Академии наук СССР. В составе его институтов начал свою научную деятельность Институт истории, языка и литературы (директор А.Г. Мирзоев), который проводил и этнографические работы. В 1943 г. была снаряжена экспедиция в верховья Пянджа под руководством М.С. Андреева для изучения культуры и быта припамирских таджиков. С 1946 г. при непосредственном участии секретаряЦК КП Таджикистана Б. Гафурова в течение ряда лет издавались труды по этнологии таджиков, приглашались научные кадры из других регионов СССР, в числе которых были такие талантливые исследователи, как А.А. Семенов, Б.А. Литвинский, Е.А. Давидович и другие.

        Эти экспедиции сыграли важную роль в дальнейшем развитии этнографической науки Таджикистана, способствовали формированию нового типа знаний о таджиках и других народах, проживающих на территории республики. Хотя экспедиции не носили планомерного характера и организовывались от случая к случаю, их значимость и объем собранного выдающимися учеными материала был столь велик и обширен, что подводил к мысли о необходимости создания исследовательского центра, коим в 1947г. в рамках Института истории стал кабинет этнографии, созданный М.С. Андреевым. В 1948г. по его же инициативе был организован небольшой этнографический музей. Позже великого ученого (ум. в 1948г.) в должности заведующего сменила Антонина Константиновна Писарчик.

        После организации кабинета его сотрудники приступили к разработке большого этнографического обследования всех регионов Таджикистана по единой программе для того, чтобы собрать материалы-первоисточники по культуре, этнологии таджиков и других народов, проживающих в республике. Эти документы должны были послужить основанием для составления этнографической карты, а в будущем и историко-этнографического атласа по культуре таджиков и других народов в республике.

        Поскольку наименее изученным регионом была Кулябская область, первая экспедиция Кабинета была направлена на юг республики. В течение двух сезонов (1948, 1949гг.) под руководством А.К. Писарчик этнограф Б.Х. Кармышева, диалектолог Р.Л. Неменова и фолькорист Р.А.Амонов, молодые ученыеН.Х. Нурджанов и М.Р.Рахимов собирали различного рода материалы по расселению разных этнических групп, их религиозным верованиям, ремеслам и промыслам, социальному положению.

        Учреждение в 1951г. Академии наук Таджикской ССР и одновременно Института истории с сектором этногра­фии как одного из его подразделений способствовало формированию этнологии в важное и самостоятельное направление отечественной науки. Значимую роль в укреплении научной базы Института сыграл его директор, выдающийся исследователь Средней Азии А. А. Семенов, член-корреспондент Академии наук Узбекской ССР и дей­ствительный член Академии наук Таджикской ССР.

        Основной целью деятельности отдела этнографии было развитие этнографической науки в Таджикистане, сбор материалов на местах и создание архива материалов различных экспедиций, публикация исследований. Главными задачами на тот период стало изучение фольклорных традиций, верований, обычаев и ритуалов, проблем гендера, ремесел, этнологии и антропологии народов, проживающих на его территории. Часть архивных материалов была передана отделу из других учреждений, благодаря чему ныне в нем хранятся некоторые дореволюционные материалы, начиная с 1908г.

        Одновременно со сбором научных этнографических и лингвистических материалов во время экспедиций осуществлялась и фотосъемка различных архитектурных объектов светского и культового (крепости, мазары, мечети, жилища), топонимического и топографического характера, пейзажей, которые исчезали со временем вследствие человеческой деятельности. Фиксировались также и различные аспекты духовной культуры народов Таджикистана: верования, культы, архетипы, мифология, космогонические представления и т.п. В области материальной культуры были зарегистрированы формы жилища, оформление интерьеров, костюм, народная кулинария. Тематика, связанная с миграцией, переселением и расселением этнических и племенных групп на территории Таджикистана, также являлась в ХХв. предметом особого внимания этнографов.

        Отдел стал не только правопреемником кабинета этнографии и продолжил начатую им работу по обследованию Таджикистана, но единственным в республике научным этнологическим центром. Первоначально штат отдела состоял из семи единиц.Это были заведующая А.К. Писарчик и пять научных сотрудников – Б.Х. Кармышева, X. Нурджанов, М.Рахимов, Н. Ершов, З.Широкова, лаборант Е.В. Клыгина, которая исполняла и обязанности хранительницы музейных фондов, фототеки и всего графического материала, поступавшего из экспедиций и поездок. Кандидат исторических наук А.К. Писарчик, первая заведующая отделом этнографии, руководила им до 1965г. Впоследствии отдел возглавили кандидаты исторических наук Н.Н. Ершов (1965-1971гг.) и М.А. Хамиджанова (1971-1985гг.), доктор исторических наук И.Мухиддинов (1985-1990гг.), кандидаты исторических наук З. Юсуфбекова (1990-1998гг.) и З. Мадамиджанова (1998-2007гг.), а также доктор исторических наук Л. Додхудоева (с 2008г. по настоящее время).

        Институционализация этнографической науки сыграла важную роль не только в сфере сбора и изучения материалов, но и в подготовке кадров. Всего с 1951 по 1996гг. защитили кандидатские и докторские диссертации 20 соискателей, чему не в малой степени способствовало сотрудничество таджикских ученых с такими известными исследователями Москвы и Ленинграда (Санкт-Петербурга), как Н.А. Кисляков, О. А. Сухарева, Л.Ф. Моногарова, тюрколог Л.П. Потапов. Особую роль в истории становления и развития этнографии в Таджикистане сыграл Николай Андреевич Кисляков, который до конца 50-х гг. ХХв. фактически являлся сотрудником сектора. В 30-40-х гг. ученый совершил ряд поездок в Гарм, в1951-1953гг. он являлся начальником экспедиции Института этнографии Академии наук СССР в Согде (ранее Ленинабадском районе), где производился сбор материалов по культуре и быту колхозного крестьянства. На основе экспедиционных изысканий им были опубликованы многочисленные исследования.[6]

        Одна из крупных экспедиций по изучению Южного Таджикистана состоялась благодаря сотрудничеству Института истории и Среднеазиатского госуниверситета (САГУ) в 1952 и 1953гг. Работа проводилась под общим руководством доктора биологических наук Л.В. Ошанина, начальника отряда кандидата биологических наук В.Я.Зезенковой при участии студентов САГУ. Переселение горных таджиков на земли нового орошения, в хлопкосеющие районы требовало срочного сплошного этнографического обследования Гармской области, в состав которой в 50-е гг. ХХв. входили Каратегин и Дарваз, поскольку массовая миграция, как правило, совершенно меняет историко-географические районы с их бытом и духовной культурой, различными обычаями, обрядами, традициями.

        Сбор материала в этом регионе продолжался шесть лет (с 1951-по 1957г.). В 1952 и 1953 начальником полевых экспедиций был Н.Х. Нурджанов (под общим руководством Н.А. Кислякова), а в 1954-1957 – Н.Н. Ершов и А.К. Писарчик. Итогом исследований региона стала коллективная трехтомная монография «Таджики Каратегина и Дарваза» (1966,1970,1976гг.)[7]. Весь архиважный топонимический материал был зафиксирован на основании полевых записей научных сотрудников экспедиции И. Мухиддинова, А.З. Розенфельд, Б.Х. Кармышевой, РЛ. Неменовой.

        Последующая обработка материалов этой и других экспедиций потребовала учреждения определенной системы хранения документов. Она была разработана сотрудниками отдела и включала в себя несколько разделов: научный архив, фототеку, архив иллюстративного материала, хранилище экспонатов, приобретаемых для будущего музея этнографии.Систематизация и хранение материалов планомерно осуществлялись до 1977г., после чего, к сожалению, прекратилась их контролируемая сдача в архив, хотя экспедиции отделом проводились вплоть до 1986г.

        В разное время в отделе этнографии работали специалисты, научные интересы которых были сосредоточены на изучении различных аспектов этнографии. Общее количество опубликованных сотрудниками отдела научных работ до начала 90-х гг. ХХв. составляет 575 единиц, включая монографии и статьи, полную библиографическую информацию о которых привела в своем исследовании А.К. Писарчик.[8] Это позволило нам в данном обзоре не приводить подробный список работ сотрудников отдела этнографии, а указать их наиболее важные труды, главным образом монографии. Читателя, заинтересованного в получении более детальной информации по этому вопросу, мы отсылаем к указанной книге А.К. Писарчик.

        Стратегия научных исследований отдела этнографии в советский период была разработана согласно актуальным проблемам таджикского общества. Следует учесть и тот факт, что многие сотрудники не являлись «узкими» специалистами в одной области, а напротив, их высокая квалификация позволяла им заниматься одновременно различными проблемами этнологии, прежде всего, потому, что всякое этнографическое исследование основано на междисциплинарном подходе, хорошем знании различных дисциплин (филологии, истории, религиоведении, фольклора, искусства, литературы и т.д.). В силу этих причин таджикские этнографы не замыкались в рамках одной темы. Обладая несомненным преимуществом участвовать в многочисленных экспедициях и выезжать в разные районы Таджикистана и соседних республик, они одновременно собирали местный материал по разнообразной тематике, ведь повседневная история народов страны включала в себя многие аспекты человеческой жизни: обряды, ритуалы, особенности быта, трудовую деятельность, пищу, костюм, музыку, ремесла, жилище и т.д.

        Учитывая тот факт, что в Таджикистане большая часть населения проживает в сельской местности и сохранило богатые традиции земледелия, скотоводства, многие из этнографов сосредоточили свое внимание на изучении именно этих проблем. Среди них следует, прежде всего, отметить научные изыскания выдающегося ученого, доктора исторических наук Бэлькис Кармышевой, которая провела этнографическое исследование животноводства узбеков, локайцев,[9] совершив для этого более двадцати экспедиций в разные районы республики, и прежде всего в Кулябскую область. Проблемами животноводства, охоты Верхнего Зеравшана занимался разносторонне одаренный специалист, кандидат исторических наук Амнун Давыдов, этнографическими аспектами высокогорного земледелия, ирригацией известный этнограф, доктор исторических наук Икромиддин Мухиддинов.[10] Кандидатом исторических наук Николаем Ершовым особому изучению подверглась проблема традиционного водопользования у таджиков, сельское хозяйство Ленинабадской области перед Октябрьской революцией.[11] Скотоводство и земледелие таджиков долины Соха стало предметом исследования кандидата исторических наук Усто Джахонова[12], земледелие таджиков бассейна реки Хингоу, скотоводство Каратегина и Дарваза – кандидата исторических наук Махмаднаима Рахимова, проблема животноводства таджиков Куляба, быт чабанов, традиционные способы использования пастбищ – кандидата исторических наук Рахматулло Абдулвахидова.

        Проблема этногенеза таджиков и малых народов, проживающих на территории Таджикистана, а также миграционные процессы, связанные с переселением населения из тех или иных регионов, являлась одной из главных плановых тем сотрудников отдела.

        Важный вклад в изучение данной тематики внесла замечательная исследовательница Антонина Писарчик, под руководством которой во время нескольких экспедиций в Хатлон (ранее Кулябскую область) в 1948-1949гг. было проведено его сплошное этнографическое обследование (при участии Б. Кармышевой, Н.Х.Нурджанова, М.Р. Рахимова, Р.Л. Неменовой, Р.А. Амонова, фотографа Л.И.Минакова), материалы которого до настоящего время остаются неопубликованными. Доктор исторических наук Бэлькис Кармышева[13] исследовала этническую ситуацию в Южном Таджикистане и Узбекистане.

        Проблемам этнической принадлежности таджиков Памира посвящены публикации кандидатов исторических наук Антонины Писарчик[14] и Амнуна Давыдова.[15]Доктор исторических наук Назирджон Турсунов занимался этнической историей северного Таджикистана, а кандидат исторических наук Мукаддам Хамиджанова – материальной и духовной культурой населения верхнего Зеравшана (ягнобцев, матчинцев) после его переселения в другие районы страны.[16]

        Со дня образования этнографического кабинета значимой проблематикой для его сотрудников была повседневная история, духовная и материальная культура таджиков и других народов страны. Одной из первых публикаций кабинета явилась работа классика советской этнографии М.С. Андреева, касающаяся традиционных отношений в таджикской семье.[17] Затем увидели свет ныне ставшие уже хрестоматийными труды М.С. Андреева «Таджики долины Хуф» в двух томах, «Материалы по этнографии Ягноба», «Арк (кремль) Бухары в конце XIХ-начале ХХв.» (соавтор О.Д. Чехович)[18], которые после его смерти были подготовлены к печатиА.К. Писарчик на основе систематизации его большого научного архива.

        Антониной Писарчик были проведены многочисленные исследования [19] в области народной архитектуры Самарканда XIХ-ХХвв., творчества ремесленников Ферганской долины, Памира, Чорку, Каратегина и Дарваза, обычаев и обрядов, жилища, народного календаря, одежды, костюма таджиков Нурата, развития этнографической науки Таджикистана в советский период. Последние две работы изданы после смерти автора ее ученицей Н. Бабаевой.[20]

        Семейный быт, обрядово-ритуальная культура населения разных районов страны – эти проблемы находились постоянно в центре внимания этнографов Советского Таджикистана. Именно этой теме посвящено самое большое количество опубликованных работ. Среди них следует, прежде всего, отметить исследования доктора исторических наук Икромиддина Мухиддинова, посвященные ритуалам и обрядам таджиков Памира, связанным с традиционным жилищем и национальными праздниками. Кандидаты исторических наукХаджикурбан Ишанкулов занимался семейным бытом таджикских рабочих, традициями бракосочетания в Худжанде,[21] Навраста Бабаева – похоронной и поминальной обрядностью таджиков, верованиями, семейным бытом, Азиза Мардонова – архаическими обрядами, религиозными представлениями, семейным бытом населения Гиссарской долины, З.Юсуфбекова – особенностями семейного уклада на Памире. Кандидаты исторических наук Давид Хайтун изучал проблемы тотемизма, каст,[22] Урунбой Суфиев – свадебную обрядность, семейный быт, верования таджиков, в основном проживавших за пределами их исторической родины.

        Сотрудниками отдела помимо этих тем исследовались и другие проблемы. Например, кандидатами исторических наукМахмаднаимом Рахимовым были подготовлены работы по традиционным обычаям и новым обрядам, способам исчисления времени таджиков бассейна реки Хингоу, Отамуродом Муродовым – по мифологии раннего суфизма, анималистическим представлениям, проблеме исламизации древних культов таджиков, традиционной медицине, Нуъмоном Тошматовым – по свадебным обрядам Ура-Тюбе (Истаравшана), традиционным мужским объединениям, Рашидом Кадыровым – по обрядовому фольклору таджиков долины Кашкадарьи.[23]

        Важными направлениями исследования этнографического отдела оставались ремесла и промыслы, особенности народного костюма разных регионов Таджикистана. Николай Ершов большую часть своих исследований посвятил культуре и ремеслам Северного и Центрального Таджикистана, их современному состоянию, национальному костюму.[24] С 1951 по 1979гг. он проводил большую работу по сбору экспонатов для коллекции Музея этнографии.

        Национальный костюм стал важной темой исследования не только А.К. Писарчик, но и кандидатов исторических наук Зинаиды Широковой, которая посвятила множество публикаций традиционной и современной одежде таджичек[25], Лолы Бахтаваршоевой, изучавшей традиционный костюм Памира, а также Наврасты Бабаевой.

        Кандидат исторических наук Амнун Давыдов проводил свои научные изыскания в области ремесел, охоты населения Верхнего Зеравшана, семейной обрядности среднеазиатских евреев. Юлия Шибаева подготовила этнографические заметки о памирских кыргызах Мургаба, их одежде, религиозных верованиях, шаманизму, Тамара Мезурнова – о ремеслах и промыслах, таджикском орнаменте, Зухра Мадамиджанова – об арабах Южного Таджикистана.

        Особую роль в развитии этнографии Таджикистана сыграл доктор искусствоведения Низом Нурджанов, который начинал свою научную деятельность в отделе, а с 1953г. возглавил сектор истории искусств в Институте истории. Он участвовал во многих экспедициях, материалы которых позволили ему издать многочисленные работы по народному театру, танцевальному и музыкальному искусству Куляба, Памира, Каратегина, кукольному театру Бухары и Худжанда, пантомиме, цирку, театральным маскам таджиков.[26]

        Особым направлением работы отдела стало изучение диалектов, говоров различных районов, переводческая и научно-редакционная деятельность. Так, кандидат исторических наук Николай Ершов в течение многих лет работал над переводами таджикских и русских текстов, терминологией научных исследований, а также принимал участие в составлении и редактировании Таджикско-русского и Русско-таджикского словарей. Кандидат исторических наук Розалия Неменова также занималась переводческой деятельностью, принимала участие в подготовке учебников по грамматике таджикского и русского языков, составлении указателей терминов, названий семейно-родственных групп, географических и топонимических наименований.

        Если попытаться представить территорию этнографического изучения, то окажется, что таджикские исследователи побывали во всех регионах республики: Истаравшане, Чорку, Каратегине, на Памире, в Ягнобе и Матче, Худжанде, Зеравшане, Кулябской области, Хиссаре, Исфаре и др, а также в местах расселения таджиков за рубежом (в Казахстане, Узбекистане, Кыргызстане, Китае).

        В начале 80-х гг. ХХв. Музей этнографии был выделен из отдела этнографии в качестве самостоятельной единицы со своим штатом и собственным направлением работы. Деятельность отдела, главного этнологического научного центра республики, теперь была направлена исключительно на научные исследования.

        После обретения страной независимости (1991г.) и вооруженного противостояния(1992-1997гг.) направленность этнографических исследований значительно меняется. Отсутствие финансовых средств, транспорта, отток кадров не позволяли продолжать экспедиционные работы в различные регионы страны. Сотрудники отдела сосредоточили свое внимание на подготовке монографий, главным образом, на основе защищенных диссертационных исследований. Были опубликованы монографии З. Мадамиджановой «Арабы Южного Таджикистана» и З. Юсуфбековой «Семья и семейный быт шугнанцев (конец XIX-начало ХXв.)».[27] В первой книге впервые были представлены особенности культуры и семейного уклада арабов Шаартуза, одного из этнических меньшинств, проживающих на территории Таджикистана, в другой – также впервые широко и последовательно были освещены традиции и ритуалы патриархального общества, сохранившиеся в жизни памирцев до настоящего времени, проблемы женщин, ранее неизвестные факты из жизни горцев. В 2000г. вышла в свет брошюра Р. Неменовой и А. Мардоновой«Историко-этнографическое изучение Гиссарского края», в которой авторами были впервые обобщены сведения по истории, лингвистике и этнографии данного региона.[28]

        В 2005г., к 80-летию образования Горно-Бадахшанской Автономной области Таджикистана, посмертно вышла в свет работа А.Давыдова «Этническая принадлежность коренного населения Горного Бадахшана (Памира)», ответственным редактором и автором предисловия которой стал академик Р.Масов.[29] В монографии собраны и проанализированы этнографические, языковые, антропологические, археологические данные, позволившие автору обосновать положение о том, что горнобадахшанцы являются исконными представителями таджикского народа.

        В 2005г.-2006гг. в рамках научного проекта IFEAC (Французского института по изучению Центральной Азии) сотрудники отдела Зухра Мадамиджанова, и Зиннатмо Юсуфбекова проводили исследование на тему «Ритуалы в постсоветской Центральной Азии». Одновременно по заданию администрации Президента страны этнографами Института З. Мадамиджановой, З. Юсуфбековой, М. Шовалиевой велась работа по сбору в регионах республики этнографических экспонатов и подготовка экспозиций «Книжное дело», «Кузнечное дело» и «Ювелирное дело» для Музея под открытым небом в саду «Ирам» г. Душанбе.

        К сожалению, после обретения страной независимости (1991г.) состояние архива отдела этнографии оказалось плачевным. Отсутствие к нему должного внимания не позволило сделать его материалы достоянием широкого круга специалистов, а потому его история и коллекция до сего дня остаются практически неизученными. Некоторые материалы архива частично изданы учеными, которые их собирали. Но основная его часть пока недоступна для исследователей из – за того, что архив не приведен в соответствующий порядок, не идентифицирован и не классифицирован.

        Государственные органы страны не оказывают необходимой поддержки в деле сохранения и консервации бумажных и фотографических документов, музыкальных записей. Единственное, что удалось сделать к настоящему времени сотрудникам отдела, – это очистить документы от грязи и пыли и сложить их по возможности в имеющиеся шкафы. Между тем, чрезвычайно важно повышение местных стандартов архивирования в таких областях, как каталогизация и хранение.

        В 2008г. отдел этнографии получил грант с целью сохранения архивных материалов от Швейцарского агентства по развитию и сотрудничеству в Таджикистане. Отделом были приобретены компьютеры, копировальная техника, шкафы для фототеки, архивных документов, рисунков, схем, книг.

        В настоящее время отдел этнографии ведет работу по следующим направлениям:

        – этнографические экспедиции;

        – историко-этнографическое изучение культуры населения Таджикистана и таджиков за его пределами ХХ-ХXIвв.;

        – систематизация и компьютеризация этнографического архива;

        – освещение этнографии таджикского народа в трудах русских дореволюционных исследователей (XIХв. – начало ХХв.);

        – изучение этнографического наследия ХХв.;

        В архиве хранится богатый материал по повседневной жизни общества Советского Таджикистана, который включает в себя информацию о семье и семейном быте, народной медицине, ремеслам и промыслам, лингвистике, орнаменту, народному театру, музыке и даже археологии. Здесь собрано немало документальных свидетельств по скотоводству, жилищу, ритуалам и обрядам, одежде, ремеслам, этногенезу, традициям и инновациям, исчислению времени, расселению и быту других народов (узбеков, казахов, узбекоязычных племен – локай, кунграт и др., арабов, кыргызов, евреев, туркмен, бухарских ирани).

        Особое внимание исследователей было сосредоточено на семье и женской повседневности. В рукописных и фотографических источниках многогранно представлена, например, семья с ее хозяйственными, эмоциональными и властными отношениями, а также разделение труда в частной и публичной сферах, организация привычных для ее членов условий проживания.

        Отдел планирует создание цифрового каталога (электронной версии) материалов архива и его публикацию согласно принятым академическим нормам. Доступ к результатам проекта после его завершения и помещения электронной версии каталога на сайте Института истории www.taj-histori.tj могут иметь все желающие.

        Сотрудники отдела (З. Юсуфбекова, Л. Додхудоева, М. Шовалиева, Д. Ниязов), продолжая традиции своих предшественников, сотрудничают с различными вузами страны – Таджикским национальным университетом, Российско-таджикским (славянским) университетом, Таджикским государственным педагогическим университетом им. С. Айни, Технологическим институтом Таджикистана в области подготовки кадров. Они проводят этнографическую практику, руководят дипломными и курсовыми работами студентов, аспирантов, разрабатывают и читают спецкурсы по этнологии таджиков, истории этнографии, краеведению, истории и культуре таджикского народа. Так, Л. Додхудоева читала лекции по культуре и этнографии таджиков в США (2010г. – Ратгерс университет в г. Нью-Брунсвик, штат Нью-Джерси, в 2011г. – Колгейт университет в г. Хамилтон, штат Нью-Йорк), а также представила образцы таджикской вышивки на выставке «Великий шелковый путь: текстиль Центральной Азии» в музее Лонгиа. Сотрудники отдела регулярно выступают на страницах республиканских газет и журналов, по радио и телевидению, в Интернете. Они являются редакторами учебников и учебных пособий для школ и ВУЗов республики. (Л. Додхудоева, З. Юсуфбекова, М. Шовалиева).

        Важным направлением работы отдела является пропаганда научного этнографического наследия. Так, в 2007г.была проведена научно-теоретическая конференция «Вклад А.Писарчик в развитие этнографической науки в Таджикистане» в связи со 100-летним юбилеем этой выдающейся исследовательницы, а в 2008г. состоялось заседание Ученого совета Института, посвященное 80-летию М.Хамиджановой, к которому был приурочен выпуск брошюры о ее научной деятельности.[30]

        С 2009 по 2011гг. в отделе работал кандидат исторических наук, доцент Российско-Таджикского (славянского) Университета Абдусалом Валиев, который в этот период издал свой труд «Историческая этнология таджиков (XI-XVвв)».[31] В настоящее время З. Юсуфбековой завершено исследование по национальным подвижным играм таджиков в системе воспитания, М. Шовалиевой «История кулинарной культуры таджикского народа» и «Календарные обычаи и обряды таджиков», Н.Турдыевой – «Обряды и представления, связанные с традиционной одеждой таджиков». Кандидат искусствоведения Бахора Хуррамова проводит изучение современных свадебных обрядов системы таджиков Самарканда. Молодые сотрудники отдела Джафар Ниязов приступил к написанию докторской диссертации, касающейся особенностей сейсмостойкого строительства таджиков на основе архитектурного наследия и этнографических материалов, другой сотрудник Нигора Джураева завершает свое диссертационное исследование «История этнографического изучения народов Таджикистана в 40-80-е гг. ХХв.».

        По предложению и при содействии Международного института по изучению цивилизации Центральной Азии ЮНЕСКО в 2004г. было осуществлено издание коллективного труда «Таджикистан. Атлас художественных ремесел и промыслов» (том 4) на английском языке, в подготовке которого участвовали сотрудники отделов этнографии и истории искусств Института истории, археологии и этнографии им. А. Дониша (А. Раджабов, М. Рузиев, Г. Майтдинова, Н. Юнусова, Л. Додхудоева).[32]

        В сотрудничестве с коллегами из стран СНГ Л. Додхудоева подготовила материал по культуре таджиков для двухтомной монографии «Очерки истории исламской цивилизации».Она же участвовала в создании альбомов «Народное искусство Памира» и «Народное искусство Таджикистана» (соавторы Р. Масов, Н. Юнусова)[33], в которых представлены традиционные ремесла и промыслы народов страны.

        Отдел поддерживает и развивает связи с правительственными структурами Таджикистана. Так, в 2010г.Л. Додхудоева вошла в группу под руководством профессора Р. Мукимова, которая выполняла задание Правительства Республики и являлась ответственным лицом за отбор и закупку этнографических материалов для выставки «ЭКСПО-2010» в Шанхае.

        Продолжается научная обработка и архивирование фондов отдела этнографии, собранных в экспедициях 1908 – 1986гг. К настоящему времени обработано более 1000 единиц хранения текстовой и фотоинформации (Л.Додхудоева, З.Юсуфбекова,А.Саидов, М. Шовалиева Д. Ниязов).[34]

        В настоящее время преимущества электронных средств в деле сохранения архивных документов уже доказаны на примере работы других институтов за рубежом. Компьютеризация этнографического архива Института истории явится важным шагом в его сохранении и сделает его доступным для ученых всего мира Через интернет. Новые технические средства позволят значительно расширить возможности доступа к источникам и их изучению. Помимо этого, появятся возможности связи системы и ее объединения с другими архивными коллекциями разных стран мира.

       


[1]. История отдела этнографии отражена в следующих публикациях :Мирзоев А. Чамъбаст ва вазифахои навбатии мо таърих, археология, этнография, забои, лугатсозй ва адабиёт [Итоги и задачи в области истории, археологии, этнографии, языка, составления литературы]. – Развитие науки в Таджикистане, ТФАН СССР. Сталинабад,1951. – С. 201-226; Кисляков Н.А. Этнографическое изучение Таджикистана. – Тр. ТФАН СССР. Т[1]. XXIX. История, археология, язык и литература. Cталинабад, 1951. – С. 53-57; Писарчик А.К.Этнографическая работа в Таджикистане. – Изв. АН Тадж. ССР. Отд. Обществ. наук.1954, №6.– С. 63-71.Она же Этнографическая наука в Таджикистане(1920-1990гг.). Подготовка текста к печати Н.Бабаевой. – Душанбе, 2002; Ершов Н.Н. К истории развития этнографической науки в Таджикистане. – СЭ М., 1968, №4. – С. 87-92 // 50 лет Академии наук Республики Таджикистан. – Душанбе, 2001. Додхудоева Л. Коллекция архива Института им. А. Дониша // Мероси ниёгон, 2009, № 12. – С. 107-114; Додхудоева Л. Материалы по истории повседневности Таджикистана ХХв.// Изв. АН РТ. Отд. общест.наук. – 2009, №4. – С.1-5.; Она же. Этнографическая наука Республики Таджикистан в годы независимости//Мероси ниёгон-, 2011, №14

[2]. Бартольд В.В. История изучения Востока в Европе и России.// Бартольд В.В. Сочинения. –СПб. 1973, – т.1Х. – С. 441.

[3]. Bliss F. Social and Economic Changes in the Pamirs(Gorno-Badakhshan, Тajikistan). – London – New York, 2006. – Р. 18.

[4]. Экспедиция в Ягноб 1927 г под руководством М.С. Андреева. – Бюлл.САГУ. – Ташкент, 1928. – С. 162-171,Он же. Материалы по этнографии Ягноба (Записи 1927 – 1928 гг.)./Ред.А.К. Писарчик. – Душанбе,1970.

[5]. Андреев М.С. Таджики долины Хуф(верховья Аму-Дарьи /ред. А.К. Писарчик. Под общ ред. А.А. Семенова, – Сталинабад. – Вып.1. – 1953., Вып.2. – 1958.

[6]. Кисляков Н.А. Очерки истории Каратегина: к истории Таджикистана/Ред. А.А. Семенов. – Сталинабад, 1954; Он же. Семья и брак у таджиков: по материалам конца XIХ-начала ХХвв. – М.,Л.,1959;Он же. Очерки по истории семьи и брака у народов Средней Азии и Казахстана. – Л., 1969;Он же. Наследование и раздел имущества у народов Средней Азии и Казахстана(XIХ-начало ХХ вв.) – Л., 1977.

[7]. Таджики Каратегина и Дарваза-Душанбе. – Вып.1, 1966. – Вып 2, 1970. – Вып 3, 1976.

[8]. Писарчик А.К. Этнографическая наука в Таджикистане… – С.54-166.

[9]. Кармышева Б.Х. Узбеки-локайцы Южного Таджикистана. – Вып.1 – Историко-этнографический очерк животноводства в дореволюционный период. – Сталинабад, 1954.

[10]. Мухиддинов И.Земледелие памирских таджиков Вахана и Ишкашима в XIХ – начале ХХвв./ Ред Л.Ф. Моногарова – М., 1975. Он же Особенности традиционного земледельческого хозяйства припамирских народностей в XIХ – начале ХХвв./Ред. Б.И. Искандаров,Л.Ф. Моногарова. – Душанбе, 1984.

[11]. Ершов Н.Н. Сельское хозяйство таджиков Ленинабадского района Таджикской ССР перед Октябрьской революцией. – Сталинабад, 1960.

[12]. Земледелие таджиков долины Соха в конце XIХ – началеХХвв. – Душанбе, 1989.

[13]. Кармышева Б.Х. Очерки этнической истории южных районов Таджикистана и Узбекистана(по этнографическим данным)./Ред. О.А. Сухарева. – М., 1976.

[14]. Писарчик А.К. Припамирские таджики. // Народы Средней Азии и Казахстана. – М., 1962, т.1.

[15]. Давыдов А. Этническая принадлежность коренного населения Горного Бадахшана (Памира)/Ред. Р.М. Масов. – Душанбе, 2005.

[16]. Хамиджанова М.А.Материальная культура матчинцев до и после переселения на вновь орошаемые земли./Ред.А.К. Писарчик, Н.Н. Ершов. – Душанбе,1974.

[17]. Андреев М.С. К характеристике древних таджикских семейных отношений. – Сталинабад: 1949.

[18]. Андреев М.С. Таджики долины Хуф (Верховья Аму-Да­рьи). – Труды АН ТаджССР. Институт истории, археоло­гии и этнографии. Материалы к изучению культуры и быта таджиков. – Сталинабад: Изв. АН ТаджССР, 1953. – Т. 7, вып. I. 1958 – Т.61, Вып. 2.Он же. Материалы по этнографии Ягноба(записи 1927-1928гг.)// Подгот. к печати и ред. А.К. Писарчик. – Душанбе: Дониш, 1970;Он же и Чехович О.Д.Арк(кремль) Бухары в конце XIХ – начале ХХвв./Ред. А.К. Писарчик, О.Д. Чехович. – Душанбе, 1972.

[19].Писарчик А.К. Народная архитектура Самарканда XIХ-ХХвв./ Ред. Б.А. Литвинский. – Душанбе, 1974.Народное прикладное искусство таджиков. – Душанбе, 1987.

[20]. Писарчик А.К.Этнографическая наука в Таджикистане(1920-1990гг.) – Душанбе, 2002; Она же. Одежда таджиков Нурата./Ред. Н. Бабаева. – Душанбе, 2003.

[21]. Ишанкулов Х.Г. Брак и свадьба у населения Ходжента в новое время(конец XIХ-начало ХХвв.)./Ред. Н. Негматов. – Душанбе, 1972.

[22]. Хайтун Д.Е Тотезмизм, его сущность и происхождения. – Сталинабад, 1958.

[23].Рахимов М.Р. Хаёти нав – идхои нав. – Душанбе:Ирфон, 1985;Муродов О.Древние образы мифологии у таджиков долины Зеравшана./Ред. О.А. Сухарева, Н.Н. Ершов. – Душанбе, 1979;Кадыров Р. Обрядовый фольклор таджиков Южного Узбекистана (долина р. Кашка-дарьи). – М., 1964.

[24]. Ершов Н.Н. Каратаг и его ремесла./Ред. А.К. Писарчик – Душанбе: Дониш,1984;Он же и Широкова З.А. Альбом одежды таджиков./Ред.А.К. Писарчик. – Душанбе,1969.

[25]. Широкова З.А.Традиционная и современная одежда женщин горного Таджикистана./Ред. А.К. Писарчик. – Душанбе:Дониш, 1976.

[26]. Нурджанов Н.Х. Таджикский народный театр. По материалам Кулябской области./Ред. Н.А. Кисляков. – Москва., 1956, и др.;

[27]. Мадамиджанова З.Арабы Южного Таджикистана. – Душанбе, 1995г.;Юсуфбекова З. Семья и семейный быт шугнанцев (конец XIX – начало ХXв.). – Душанбе, 2001.

[28]. Неменова Р.Л., Мардонова А. Историко-этнографическое изучение Гиссарского края. – Душанбе: Дониш, 2000.

[29]. Давыдов А. Этническая принадлежность коренного населения Горного Бадахшана (Памира)./Ред. Р.М. Масов. – Душанбе, 2005.

[30]..М.Хамиджанова./Ред. Л. Додхудоева. Статьи З.Юсуфбековой, М. Шовалиевой,Р.М.Абдулвахидова. –Душанбе, 2008.

[31]. А. Валиев. Историческая этнология таджиков (XI-XVвв.). – Душанбе, 2009.

[32]. Tajikistan. Atlas of Central Asian Crafts. – Vol.4.UNESCO, IICAS. – Samarqand-Bishkek,2007.

[33].Очерки истории исламской цивилизации./Ред. Ю. Кобищанов. – М., 2009.(2 тома);Народное искусство Памира. – Душанбе, 2009, Народное искусство Таджикистана. – Душанбе, 2011г.

[34]. Додхудоева Л. Коллекция архива Института им. А. Дониша // Мероси ниегон, 2009, № 12.; Она же. Этнографическая наука Республики Таджикистан в годы независимости//Мероси ниёгон-, 2011, №14.